Меню
Задайте Ваш вопрос или напишите нам на info@lesallay.academy
E-mail
Имя
Телефон с префиксом
Ваш вопрос
Интервью с Беном Нельсоном
Беседа Сергея Кузнецова с основателем и генеральным директором проекта Minerva.
СК: Итак, мой первый вопрос: почему вы решили создать университет нового типа?

БН: Мы считаем, что университеты — самые важные учреждения в мире. Их выпускники управляют государствами, культурными организациями, ведут бизнес, становятся журналистами, юристами, докторами, влияют на жизнь людей по всему миру. Университеты чрезвычайно важны, однако со своей работой они справляются не очень хорошо. Это не такое уж спорное утверждение, если подумать. Университеты, по сути, распространяют информацию, но это происходит также в интернете, распространять её можно намного эффективнее с точки зрения затрат, и так далее. В целом, университеты знают, что задачи у них другие. Они заявляют, что учат студентов критически мыслить, решать проблемы, быть глобальными и эффективно общаться с другими людьми. Но если посмотреть на их учебные программы, ничего из этого они на самом деле не делают. Они надеятся, что студенты сами приобретут эти навыки при усвоении дисциплин, но на самом деле, если хочешь научить чему-то, на этом и нужно сосредоточиться. Мы создали не просто учебную программу, а целый университет с таким подходом, с целью повлиять на систему высшего образования во всём мире.

СК: Я с вами согласен. Что вы меняете в традиционной схеме университетского образования? Что делает "Минерву" инновационным проектом?

БН: Есть четыре основных отличительных аспекта: кого мы учим, чему мы учим, как мы учим и где мы учим.
Контингент наших студентов многонационален и социально-экономически неоднороден, что очень редко для университета со строгими критериями отбора в любой стране. В большинстве университетов 85-95% студентов родом из одной страны, плюс некоторое количество иностранцев. В нашем случае 85% студентов не из США, с очень разным социальным и экономическим фоном. В то же время, у нас отсутствует концепция квот. Каждый год мы набираем соответствующих нашим требованиям студентов только на основании их заслуг. Наш контингент такой разнородный благодаря отсутствию дискриминации, а не потому, что мы специально это контролируем.
О том, чему мы учим, мы уже коротко говорили. Мы учим студентов разным видам мышления: формальному, эмпирическому, сложному и риторическому. Это связано с идеями критического и креативного мышления, эффективной коммуникации и взаимодействия, и над этими четырьмя основными навыками мы работаем на протяжении четырёх лет.
Третий аспект— как мы учим. Наш метод — прикладной, активно задействующий студента. Урок в "Минерве" подразумевает применение освоенных навыков на примерах из реальной жизни. Обучение проходит в формате небольших семинаров из максимум 20 человек по видеосвязи в прямом эфире. Студенты не собираются в аудитории, а занимаются все вместе, но в Интернете. 03:43 Это позволяет нам пересмотреть и аспект того, где мы учим. Вместо кампуса, где учащиеся четыре года живут в изоляции от общества, наши студенты живут группой в центре города и пользуются городом, чтобы получать необходимые ресурсы. На протяжении четырёх лет они живут в семи разных городах по всему миру, путешествуя группой.

СК: Студентам не очень тяжело менять семь городов?

БН: Да, это очень тяжело, но и учебная программа в "Минерве" тоже очень сложная. Можно сказать, что "Минерва" — университет для лучших студентов мира, которым в будущем придётся принимать решения, влияющие на жизнь миллионов людей. На таких должностях не хочется видеть людей, которые говорят "мне приходится путешествовать каждые 4 месяца, это слишком тяжело". Эти люди должны быть выносливыми, способными справляться с такими трудностями. Многое из того, что есть в "Минерве", должно присутствовать во всех университетах — учебная программа, педагогическая методология, обратная связь со студентами, но есть также многое, что присуще только "Минерве" и не нужно большинству учебных заведений: повышенный уровень сложности, большие нагрузки, передвижения по всему миру. Для некоторых студентов это идеально, для большинства это тяжело.

СК: Ваши учебные программы можно использовать и без системы с семью городами. Если какой-нибудь университет захочет использовать их в своём кампусе, это возможно?

БН: Именно так. Мы построили нашу образовательную программу так, что её можно использовать на базе уже существующих университетов. Хотя условия, которые предлагает "Минерва", идеальны для нашей программы, можно создать прекрасные условия для студентов на основе тех ресурсов, которыми располагает университет.

СК: Я спросил об этом, потому что мы сталкивались с похожей проблемой. В нашей школе дети проводят три недели вместе во Франции, а потом два месяца учатся онлайн из дома. В то же время мы собираемся распространить нашу учебную программу на другие школы, необязательно с системой смешанного обучения. Поэтому очень интересно узнать о вашем опыте в этой области. Вы отбираете студентов очень тщательно, к чему вы их готовите в будущем?

БН: Мы хотим не только дать студентам определённый инструментарий, но и умение принимать важные решения со значительными последствиями. Это такие решения, последствия которых повлияют на жизнь других людей больше, чем на жизнь самих студентов. Когда мы говорим о принятии таких решений, необходимо думать на 2-3-4 шага вперёд. К сожалению, современная система образования к такому не готовит.

СК: Раньше вы работали в сфере технологий в Силиконовой долине. Вы знаете, что большинство стартапов в сфере образования сейчас пытаются быть технологичными: они масштабны, на одного преподавателя приходится большое количество студентов, и так далее. А "Минерва", как и наша школа, — образовательный проект совсем иного толка. Как вы используете технологии в "Минерве" и почему вы не приняли очевидное решение сделать очередной глобальный онлайн-университет?

БН: Проще всего ответить так: суть любых преобразующих технологий не в том, чтобы немного улучшить то, что можно сделать и без технологий. Такие технологии обычно не новаторские и не выдерживают испытания временем. Настоящий технологический прорыв случается там, где люди сосредотачиваются на конкретной проблеме и представляют её идеальное решение. Необходимо понять, почему без технологии это идеальное решение неосуществимо, и уже потом разработать соответствующую технологию. С "Минервой" случилось именно так. Проект начался с разработки учебных программ, уже после мы задумались о том, как создать учебную среду для реализации этих программ, которые невозможно осуществить в режиме оффлайн. Именно это мы и создали.

СК: На следующей неделе состоится ваш первый выпуск. Не могли бы вы поделиться своими эмоциями?

БН: Конечно. На следующей неделе состоится выпуск нашего первого курса. Для нас это событие означало необходимость доказать две вещи. Первая — что совершенно новое учебное заведение может быть принято всерьёз работодателями и магистерскими программами наравне с самыми престижными университетами мира. Это мы доказали вне всякого сомнения. По нашим данным, статистика поступлений наших выпускников в самые престижные университеты — лучшая в стране. Им доступны возможности трудоустройства в разных областях и на разных уровнях. Мы доказали, что с самого первого выпуска диплом "Минервы" ничуть не хуже, чем диплом любого престижного университета. Но ещё важнее вторая вещь, которую мы доказали, а именно — выпускники "Минервы" не просто не хуже выпускников университетов Лиги Плюща, они лучше. Потому что если они настолько же хороши, то какой смысл в том, что мы делаем, верно?

СК: Что, по-вашему, означает "лучше"?

БН: На это можно взглянуть с двух сторон. Можно посмотреть на статистику поступлений наших студентов на магистерские программы и увидеть, что они на высших позициях при поступлении в лучшие университеты: Лигу Плюща, Чикагский университет, Кембридж. Такова ситуация с большинством студентов, которые решили продолжить обучение, и это отражает качество образования в "Минерве". Можно также взглянуть на возможности трудоустройства, которые предлагают нашим выпускникам: их приглашают на должности, которые выпускники традиционных университетов получают только спустя 3-5 лет. Мы очень довольны достижениями наших выпускников.

СК: Замечательно. Мы все знаем, что обучение в университетах Лиги Плюща стоит очень дорого по меркам всего мира и даже Америки. В вашем университете, насколько я знаю, плата за обучение намного ниже. Есть ли у одарённых студентов возможность получить стипендию? Так как ваш университет совсем новый, должно быть непросто найти такую возможность.

БН: Да. За оплату обучения ответственны четыре стороны. Первая и главная ответственность лежит на самом учебном заведении. Его задача — снизить стоимость обучения настолько, насколько это возможно. За обучение, проживание и питание мы берём 30 000 долларов в год. Само обучение стоит около 15 000 долларов, всё остальное — просто затраты на жизнь, с этим ничего не сделаешь. Если сравнить эти 15 тысяч с 50-55 тысячами, которые берут частные университеты со строгими критериями отбора, можно увидеть, насколько огромна эта разница. По сути, благодаря нам студенты экономят около 160 тысяч долларов. Вторая ответственная сторона — семья студента. Семья должна вложить столько, сколько может, в образование ребёнка. Однако часто, когда и учебное заведение, и семья делают всё, что могут, чтобы оплатить обучение, всё равно есть нехватка средств. Тогда самим студентам тоже приходится участвовать. У студентов должна быть личная ответственность. В качестве финансовой помощи все наши студенты ежегодно берут заём в размере 5 000 долларов. К выпуску у них накапливается максимум 20 тысяч долларов долга, который они смогут выплатить вне зависимости от того, чем будут заниматься после "Минервы". Также мы организовываем студенческую подработку, за которую студенты получают от 15 до 20 долларов в час. Это позволит им оплатить ещё около 5 тысяч затрат на обучение. 15:14 Но даже когда все три стороны выполняют свои обязанности — университет устанавливает низкую цену, родители вкладывают сколько могут, студенты несут личную ответственность — бывает, что средств всё равно не хватает, и тогда есть возможность получить стипендию. "Минерва" направляет огромные деньги на сбор средств для студентов, чтобы дать им возможность получить образование в нашем университете.

СК: Трудно ли было собирать средства для университета?

БН: Да. Когда мы только начинали, разумеется. Собирать деньги на открытие учебного заведения нелегко. Но теперь, когда видны результаты нашей деятельности, есть спонсоры, заинтересованные в помощи нашим студентам. Сбор средств ещё не закончен, но мы очень довольны нашим прогрессом.

СК: Как вы знаете, мы работаем в сфере среднего образования, и для многих студентов остро стоит проблема потери мотивации, с которой иногда не могут помочь даже лучшие школы. Я бы хотел узнать ваше мнение о школьном образовании, например, ваш опыт работы со студентами, которые закончили школу в другой стране. Думаю, у вас есть интересные идеи о школьном образовании.

БН: У меня твёрдая позиция в вопросах образования. В период раннего детства, как показывают исследования, родители должны не только любить своего ребёнка, что очень важно, но также обеспечить ему владение двумя языками и умение играть на музыкальном инструменте. Образование в старшей школе, по моему мнению, должно закладывать основы для дальнейшего обучения по типу "Минервы". Но образование в средней школе, как вы отметили, — что-то вроде чёрной дыры. У нас недостаточно исследований о качестве образования в средней школе, также не хватает специалистов в этой области. К сожалению, мои познания в этой сфере ограничены, но мне будет очень интересно увидеть плоды вашей работы.

СК: Спасибо. Многие отмечают, что наш проект похож на "Минерву". Мы тоже нацелены на "перезапуск" системы образования, вы — в старшей, мы — в средней школе. Мы тоже пользуемся технологиями и системой смешанного обучения. Мы только запускаем наш проект, и я бы хотел попросить у вас совета как у человека, преуспевшего в этой области.

БН: Думаю, самый важный совет — иметь чёткое представление о желаемом результате, а также о философии того, каким путём вы придёте к этому результату. Не идите на уступки, потому что если вы жертвуете чем-то, говоря, что это трудноосуществимо или слишком нетрадиционно, или не понравится преподавателям, вы ставите под угрозу качество конечного продукта. 18:49 Найти правильный подход бывает очень тяжело, но лучше преодолеть эти трудности, чем осуществить задуманное только на 80% и нанести ущерб конечному результату.

СК: Спасибо, мы постараемся не идти уступки больше, чем необходимо для выживания. Я бы хотел вернуться к предыдущей теме и попросить у вас совета о сборе средств. Как найти спонсоров, заинтересованных в помощи детям?

БН: Думаю, при сборе средств нужно сосредоточиться на том, что вы делаете, на вашей идее. Если вы будете твёрдо придерживаться своей позиции и поговорите с достаточным количеством людей (а говорить придётся много), то со временем найдёте отклик. Нужно искать тех, кто по-настоящему верит в ваше дело.

СК: Спасибо, мы как раз ищем тех, кто действительно верит в школьное образование. Мой последний вопрос: как вы думаете, что ждёт образование в будущем? Не конкретно школьное образование, но образование в целом.

БН: Одна из причин, по которой сферу образования так трудно реформировать, в том, что её структура не приведена в соответствие с результатами её деятельности. В то же время, разброс результатов недостаточно большой, чтобы дать учебным заведениям мотивацию что-то изменить. 20:59 Сейчас это меняется. Думаю, когда университеты наглядно увидят, что, например, студенты "Минервы" будут в жизни намного успешнее с тем образованием, которые они получили, это заставит их задуматься. Когда появятся новые учебные заведения с устойчивой и гибкой моделью образования, традиционные университеты не смогут долго их игнорировать.

СК: Мне близка философия "Минервы" — мы тоже считаем, что уже в средней школе детей важнее всего научить трём видам мышления: критическому, систематическому (например, понимать историю как систему, а не как разорванные эпизоды) и, конечно, креативному. 21:57 Мы уверены, что в этом наша главная задача перед лицом будущего с сингулярностью, робототехникой и искусственным интеллектом. Именно эти три навыка делают наших учеников конкурентноспособными в будущем.

БН: Совершенно согласен. Было приятно с вами встретиться.

СК: Спасибо вам за эту беседу и за приглашение на конференцию "Consequent". Удачи.

БН: Спасибо, удачи вам.


Узнать больше о проекте Minerva: https://www.minervaproject.com/
Made on
Tilda